что опаснее спид или коронавирус

Кошмар «пяти двоек»: Covid-19 может привести к СПИДу, передаваемому воздушно-капельным путем

Ученые Нанькайского университета нашли у коронавируса ВИЧ-подобную особенность

что опаснее спид или коронавирус

Сводка Всемирной Организации Здравоохранения об эпидемии от 28 февраля (на 6 утра по женевскому времени) звучит тревожно. Китай сообщил ВОЗ в общей сложности о 78 959 случаях заражения Covid-19, в том числе о 2791 смертельном исходе. За последние 24 часа заболело 329 человека — это самый низкий показатель более чем за месяц. Но за пределами КНР насчитывается уже 4351 случай заболевания в 49 странах и 67 случаев смерти. Также стало известно, что в 14 стран коронавирус привезли из Италии, в 11 стран — из Ирана.

В этой связи ВОЗ повысил оценку риска распространения Covid-19 до «очень высокого». Особо говорится об угрозе для людей старше 60 лет, имеющих сердечно-сосудистые проблемы, респираторные заболевания или диабет. Для них заражение чревато тяжелой формой и летальным исходом. Им рекомендовано максимально ограничить контакты с людьми вне дома.

Можно без колебаний сказать, что сегодня коронавирус стал темой № 1 в научном сообществе и в медиа пространстве. Во всем мире разрабатывается более 20 вакцин, некоторые терапевтические препараты уже проходят клинические испытания, причем ВОЗ рассчитывает получить первые результаты по ним уже через несколько недель.

Одновременно в СМИ просачивается все больше информации о самом коронавирусе, который уже с этой осени может стать сезонным заболеванием, наравне с ОРВИ и гриппом. Так, крупнейшая в Юго-Восточной Азии англоязычная газета South China Morning Post со ссылкой на ученых Нанькайского университета пишет, что Covid-19 гораздо чаще, чем атипичная пневмония, заражает людей из-за ВИЧ-подобной мутации.

Covid-19 точно так, как и вирус Sars (тяжелый острый респираторный синдром), проникает в организм человека путем связывания с рецепторным белком под названием ACE2 на клеточной мембране. Связано это с тем, что генетическая структура нового коронавируса на 80% похожа на Sars.

В то же время эпидемия Sars была ограничена и быстро пошла на спад, поскольку белок ACE2 присутствует в малом количестве у здоровых людей. «Изучая последовательность генома нового коронавируса, профессор Жуань Цзишоу и его команда из Нанькайского университета в Тяньцзине обнаружили участок мутировавших генов, которые не существовали в Sars, но похожи на те, которые были найдены в ВИЧ и Эболе», пишет South China Morning Post.

Между тем, высокоинфекционные вирусы, в том числе ВИЧ и Эбола, нацелены на фермент под названием Фурин, который работает в качестве активатора белка в организме человека. А это в свою очередь делает новый коронавирус очень заразным. Приводятся даже цифры: способность Covid-19 инфицировать клетки почти в тысячу раз сильнее, чем у Sars.

Ученые Нанькайского университета пишут, что специфическая ВИЧ-подобная особенность является следствием сложной природной мутации. В равной степени можно было бы говорить об Эболе-подобной особенности, но падкие на сенсацию люди все-равно притянули за уши ВИЧ, как только появились первые отчеты специалистов. Можно найти даже ужастики на тему «СПИД передается воздушно-капельным путем».

Covid-19 имеет сходство с уже вышеуказанным Sars, Mers (Ближневосточный респираторный синдром 2013 года) и коронавирусом фруктовой летучей мыши Bat-CoVRaTG13, что, по мнению китайского вирусолога Ши Чжэнли, исследователя Уханьского института вирусологии, говорит о некоем общем предке, но не о специально разработанном биологическом оружии против пожилых людей.

Кстати, ученые Уханьского института вирусологии согласились с профессором Жуань Цзишоу, что высокая заразность коронавируса Covid-19, нацеленного на Фурин, может стать причиной пандемии. К такому же выводу пришел и французский ученый Этьен Декроли из Университета Экс-Марселя, который опубликовал свое исследование в научном журнале Antiviral Research 10 февраля. Он тоже пишет, что обнаружил «фуриноподобный участок расщепления», который отсутствует у подобных коронавирусов.

Эти исследования могут побороть распространение болезни, так как сузили поиск лекарства до препаратов, нацеленных на фермент Фурин. Поскольку уже ясно, что конкретно может препятствовать репликации вируса внутри человеческого организма. Как пишет South China Morning Post, в определенной степени человечество может передохнуть, поскольку уже создана терапия для ВИЧ.

Такое заключение согласуется с несколькими отчетами врачей, которые самостоятельно назначали ВИЧ-препараты после положительного тестирования на коронавирус, хоть не было никаких клинических тестов, подтверждающих выводы ученых Нанькайского университета.

Ну а пока нет эффективного лекарства, направленного адресно против Covid-19, коронавирус показывает свой «опасных характер». На этой неделе правительство японской префектуры Осака сообщило, что у женщины-гида туристического автобуса во второй раз был обнаружен положительный результат теста на коронавирус. Иначе говорят, она повторно заразилась. Значит, у некоторых людей в процессе болезни не формируются достаточных антител для борьбы с уже знакомой инфекцией.

Некоторые китайские медики также считают, что лечение может привести к том, что Covid-19 переходит в спящий режим, но не погибает. А затем вновь заявляет о себе уже после выписки из больницы. Так, Сун Тие, заместитель директора регионального центра контроля заболеваний в провинции Гуандун Южного Китая, сообщил на брифинге для СМИ, что до 14% выписанных пациентов в провинции снова дали положительный результат и вернулись в больницы. Повторная инфекция может быть более опасной, чем первоначальная, и в ряде случаев приводит к внезапной смерти от сердечной недостаточности.

Именно поэтому заместитель директора Центра инфекционных заболеваний при больнице Западного Китая Лэй Сюэчжун пояснил, что раньше при выписке ориентировались на образцы мазков носа и горла, а сегодня проводят тесты на вирус в нижних дыхательных путях.

Источник

«Омикрон», рожденный ВИЧ: Врачи ЮАР уже знают, кого убьет новый штамм

Крепкие молодые парни не могут встать со стула, у детей наблюдается бешеный пульс

что опаснее спид или коронавирус

что опаснее спид или коронавирус

Известный российский вирусолог, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией пролиферации клеток Института молекулярной биологии имени В. А. Энгельгардта Петр Чумаков в интервью URA.RU сделал предположение, что омикрон-штамм коронавируса мог образоваться у ВИЧ-инфицированного человека.

«Дельта-штамм вышел из Индии, а там очень низкая санитария, очень много ослабленных людей, страдающих всякими болезнями. И там тоже появляются разные варианты (ковида). А сейчас в Африке возник новый — омикрон (штамм). В будущем, возможно, еще какие-то другие варианты там будут возникать. „Омикрон“ мог появиться у ВИЧ-инфицированного человека с ослабленным иммунитетом. У таких заболевших новые варианты появляются с большей частотой», — пояснил свою точку зрения Чумаков.

По мнению Петра Михайловича, попавший «в организм иммунодефицитного больного, он (коронавирус) гораздо дольше может там находиться и не вычищается иммунной системой: она слабая». В этом плане «иммунодефицитные больные являются очень опасным резервуаром для появления новых вариантов».

Другими словами, были правы те вирусологи, которые утверждали, что новый коронавирус обладает опасным потенциалом мутаций, тогда как уникальные достижения медицины, позволяющие поддерживать жизнь в тяжело больных людях, могут сыграть с человечеством дурную шутку.

Однако так ли страшен «омикрон», как его малюют СМИ, с ссылкой на ВОЗ?

Главный специалист по инфекционным заболеваниям США, доктор Энтони Фаучи, сообщил президенту Джо Байдену в воскресенье, что потребуется около двух недель, чтобы получить окончательную информацию о новом варианте коронавируса «омикрон». Да, новый штамм имеет 32 мутации в спайковом белке, который взаимодействует с человеческими клетками при попадании в организм. Но, по заявлению Фаучи, остается неясным, делают ли эти мутации коронавирус более трансмиссивным или могут ли мутации помочь ему обойти иммунную защиту, сформированную вакцинами?

Сейчас медицинские топ-чиновники во всех странах пытаются успокоить народ. Ведь еще вчера власти в самых разных странах утверждали, что виден свет в конце туннеля под названием «ковидная пандемия». Осталось лишь привить отказников, и все вернется к прежним безмятежным временам. Но что-то опять пошло не так.

Между тем, профессор Барри Шуб, советник правительства ЮАР по вопросам, связанным с пандемией, сегодня, похоже, один из тех, кто знает об «омикроне» больше всех. «У нас никогда не было ничего подобного ни в одном из вариантов. Таким образом, это совершенно новый вариант, не связанный ни с одним из других вариантов, он находится на своей собственной эволюционной ветви, полностью отделенной от других», — сказал он.

Все это бросает тень на уже действующие вакцины от коронавируса, хотя тот же Энтони Фаучи поспешил успокоить общественность, пояснив, что существующие вакцины, вероятно, обеспечат определенную степень защиты от тяжелых случаев COVID-19, и повторил свою рекомендацию «делать прививки».

Конечно, слово «вероятно» напрягает. Месседж Фаучи следует понимать так: может и помогут (вакцины), а может, и нет. Впрочем, в логике главного по коронавирусу в Штатах чиновника здравый смысл все-таки есть. Дельта-штамм никто не отменял, и не факт, что «омикрон» его вытеснит. Это ровно тот случай, когда любая, пусть и несовершенная защита лучше, чем ее отсутствие.

И вообще, когда речь идет о новой болезни, то врачи придерживаются правила «лучше перебдеть, чем недобдеть». Можно не сомневаться, что именно по этой причине Всемирная организация здравоохранения, узнав о 32 мутациях в спайковом белке, буквально через 72 часа после обнаружения классифицировала новый штамм «омикрон», как вызывающий беспокойство вариант. Напомним, потребовалось около двух месяцев, чтобы ВОЗ присвоила этот же статус дельта-штамму.

По той информации, которая есть на текущий момент, до 90% новых случаев заболевания в южноафриканской провинции Гаутенг, где обнаружен «омикрон», вызваны новым штаммом коронавируса. Это означает, что дельта вытесняется, что, безусловно, ухудшает ситуацию. По словам министра здравоохранения ЮАР Джо Фахла, конкретно «омикрон» является причиной экспоненциального роста инфицированных.

Хорошая новость, однако, заключается том, что омикрон-штамм обнаруживается ПЦР- тестами. Вторая хорошая новость заключается в том, что вирусологи уже накопили нужный опыт, чтобы отреагировать на новую угрозу. По срокам это означает, что нужно, повторимся, где-то две недели, чтобы понять реальную степень опасности, еще примерно 1,5 месяца на адаптацию уже имеющихся вакцин и еще 3 месяца на запуск их в производство.

Том Пикок, вирусолог Имперского департамента инфекционных заболеваний Великобритании, написал во вторник в «Твиттере», что особенность «омикрона», в отличие от других штаммов коронавирусов, заключается в сильнейшем изменении спайкового белка, тогда как другая часть фактически не претерпела изменений.

«Мутационный профиль омикрона предполагает потенциально значительное преимущество в передаче, — вторит ему эпидемиолог Кристиан Элтхауз. — Но можем ли мы уже что-то сказать об иммунном уклонении?» Судя по всему, ответ на этот вопрос пока неизвестен, что не скажешь о скорости распространения заразы.

Газеты ЮАР пишут, что «мониторинг сточных вод на предмет вирусной нагрузки оценивает масштабы вспышки. Всего за несколько дней в Претории к северу от Йоханнесбурга вирусная нагрузка, обнаруженная в сточных водах, достигла аналогичного уровня, как и пик „дельты“ (которому на это потребовались месяцы). Это, по крайней мере, указывает на то, что передача (заразы) может быть удивительно быстрой».

И в самом деле, американские медики фиксируют совершенно экстраординарную статистику. Президент ЮАР Сирил Рамафоса в обращении к нации сказал, что число положительных случаев в Южной Африке выросло в 4.5 раза менее чем за неделю. Это просто невероятно большой скачок, ранее нигде не наблюдаемый в мире.

Отметим, что уже есть записки южноафриканских врачей о больных «омикроном». В частности один из них, доктор Коитси сообщила, что первыми основными ее пациентами, чьи ПЦР-тесты оказались положительными с последующей идентификацией «омикрона», были молодые мужчины, которые жаловались на невероятную усталость. Они буквально не могли встать со стула, настолько были слабы. Половина из них была вакцинирована, хотя ранее преобладали невакцинированные. У детей, к слову, отмечался очень высокий пульс, но улучшения наступали уже через пару дней.

Та картина, которая уже наблюдается в больницах ЮАР, свидетельствует о более опасном риске для сердечников и диабетиков по сравнению с больными, зараженными дельта-штаммом. Доктор Коитси предупредила о высокой вероятности кризисов общественных здравоохранений в разных странах, куда проникнет зараза. Медики столкнутся с более высокой частотой тяжелого течения болезни. Она призывает носить маски и мыть руки — похоже, на сегодня это все, что есть у человечества в качестве защиты от «омикрона». Спасают ли от него вакцины, покажет время.

Источник

Что опаснее спид или коронавирус

Вопросы и ответы по COVID-19,
ВИЧ-инфекции и антиретровирусным препаратам

По состоянию на 18 марта 2020 г.

Что вызывает новую пандемию коронавирусной инфекции и что такое COVID-19?

Подвергаются ли люди, живущие с ВИЧ, повышенному риску инфицирования SARS-CoV-2 – вирусом, вызывающим COVID-19?

У людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ), не достигших подавления вирусной нагрузки за счет антиретровирусной терапии, может быть ослаблена иммунная система, что делает их уязвимыми к оппортунистическим инфекциям и способствует дальнейшему прогрессированию заболевания. В настоящее время нет данных, которые бы указывали на повышенный риск заражения и более тяжелое течение коронавирусного заболевания среди ЛЖВ; на сегодняшний день не зарегистрировано ни одного случая инфекции COVID-19 у ЛЖВ, хотя по мере распространения вируса ситуация может быстро измениться. Нам известно лишь несколько сообщений о случаях легкого течения заболевания у ЛЖВ во время вспышек атипичной пневмонии (SARS) и ближневосточного респираторного синдрома (БВРС [MERS]).

Имеющиеся клинические данные свидетельствуют о том, что основные факторы риска смертности связаны с пожилым возрастом и другой сопутствующей патологией, в том числе сердечнососудистыми заболеваниями, сахарным диабетом, хроническими болезнями органов дыхания и артериальной гипертонией.

Тяжелое заболевание, вызванное коронавирусной инфекцией, также развивалось и у некоторых вполне здоровых людей.

ЛЖВ, знающим свой ВИЧ-статус, рекомендуется принимать те же меры предосторожности, что и населению в целом (например, часто мыть руки, соблюдать гигиену при кашле, избегать прикосновений к своему лицу, воздержаться от общения в социальной среде, обращаться за медицинской помощью при появлении симптомов, перейти на режим самоизоляции после контакта с кем-либо, зараженным COVID-19, и прочие действия, рекомендованные правительством в рамках ответных мер). ЛЖВ, принимающие антиретровирусные препараты, должны обеспечить запас АРВ-препаратов, как минимум, на 30 дней, а лучше на 3-6 месяцев, и убедиться в своевременности получения прививок (вакцины от гриппа и пневмококковой пневмонии).

Данная вспышка – это еще и возможность назначения лечения всем ЛЖВ, которые до сих пор не получали антиретровирусную терапию (АРТ). Людям, считающим, что они могут подвергаться риску заражения ВИЧ, рекомендуется пройти тестирование для защиты от прогрессирования ВИЧ-болезни и осложнений любых других сопутствующих заболеваний.

Могут ли антиретровирусные препараты применяться для профилактики инфекции
SARS-CoV-2 (вируса, вызывающего COVID-19)?

В двух исследованиях изучалось использование лопинавир/ритонавир (далее LPV/r) в качестве постконтактной профилактики SARS-CoV и MERS-CoV. Одно из этих исследований выдвинуло предположение о том, что частота возникновения инфекции MERS-CoV была ниже среди работников здравоохранения, получавших LPV/r, по сравнению с теми, кто не принимал никаких лекарственных средств; другое исследование не выявило случаев инфицирования SARS-CoV среди 19 ЛЖВ, госпитализированных в то же отделение, что и пациенты с SARS, причем 11 из них получали антиретровирусную терапию. Опять же, достоверность доказательств очень низкая из-за небольшого объема выборки, вариабельности назначаемых препаратов и неопределенности в отношении интенсивности воздействия.

Можно ли использовать антиретровирусные препарата для лечения COVID-19?

Необходимо заметить, что у исследований с применением LPV/r имелись важные ограничения. Эти исследования были небольшими, сроки их проведения, продолжительность наблюдения и терапевтическая дозировка варьировали, и большинство пациентов одновременно получали и другие вмешательства/лечение, что могло способствовать достижению отмеченных исходов.

Доказательства преимуществ использования антиретровирусных препаратов для лечения коронавирусных инфекций отличаются очень низким уровнем достоверности, но все же серьезные побочные действия в них описываются редко. А среди ЛЖВ рутинное применение LPV/r для лечения ВИЧ-инфекции ассоциируется с несколькими нежелательными явлениями средней степени тяжести. Поскольку продолжительность лечения пациентов с коронавирусными инфекциями, как правило, ограничена несколькими неделями, можно ожидать, что частота этих явлений будет низкой или меньшей по сравнению с обычным использованием.

Источник

Иммунный ответ на коронавирус SARS-CoV‑2 у больных COVID‑19

Академик Российской академии наук, д.м. н., президент
ФБГУ «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России

В статье представлен анализ результатов исследований иммунного ответа и памяти к SARS-CoV‑2, включая все ветви адаптивного иммунитета, иммуноглобулины, В-клетки памяти, CD8+- и CD4+-T-клетки у больных в динамике в течение 6–8 месяцев после начала заболевания.

Гуморальное звено

что опаснее спид или коронавирусУ большинствабольшинства людей, инфицированных SARS-CoV‑2, отмечается сероконверсия спустя неделю после появления клинических признаков заболевания. На 2‑й неделе обнаруживаются антитела как к эпитопам шипа (RBD), или спайк-протеина (S), так и нукле- окапсида (NCP) коронавируса (рис. 1). Клас- сический вариант смены IgM → IgG → IgA нарушен. Первыми на 2‑й неделе определяются секреторные антитела класса А: на 7‑е сутки — у 75 %, на 10–12‑й день — у 100 % пациентов. За ними на 2‑й неделе повышаются макроглобулины (IgM) и на третьей неделе — Ig G.

Факт первичного иммунного ответа слизистых на COVID‑19 необычен и требует объяснения. Обсуждаются две гипотезы.

Первая: вирусы контаминируют слизистые дыхательных путей и ЖКТ за 7–14 дней до появления системного ответа и клинических проявлений инфекции, поражая клетки микробиоты — используют их для репродукции вируса.

Вторая: кросс-реактивная продукция антител, предпосылкой которой являются Spike-реактивные CD4+-Т-клетки, обнаруженные у большинства пациентов с COVID‑19 и более чем у 34 % неинфицированных людей. Это подтверждает существование общих эпитопов эндемичных коронавирусов, вызывающих банальные ОРВИ и COVID‑19.

Важно, что изотипы иммуноглобулинов (либо IgG, либо IgA) конкурировали за нейтрализующую активность по отношению к SARS-CoV‑2 в зависимости от локализации. Сывороточные антитела IgG сильно коррелировали с величиной IgG-ответа и тяжестью заболевания. У пациентов, например, с IgA-назальным ответом определялась высокая активность нейтрализации вирусов. Инфекция у таких больных протекала бессимптомно.

Это, с одной стороны, предполагает возможность нейтрализации вируса с помощью IgA слизистых без системного ответа, что имеет отношение к исходам заболевания. А с другой стороны, из-за множества корреляций, наблюдаемых между типами антител и их активностью в разных анатомических участках, клиническая интерпретация гуморального ответа существенно затруднена.

Кроме того, эти данные имеют важное значение для нашего понимания защиты вакцинации, индуцирующей системный ответ на вакцинные гены или белки коронавируса по классическому пути и обеспечивающей иммунный ответ слизистых оболочек на 3–6‑й неделе после вакцинации. В идеале вакцина должна не только защитить реципиента от неизбежной болезни, но и предотвратить бессимптомное носительство, что закрыло бы проблему бессимптомных носителей в популяции.

что опаснее спид или коронавирусИнтерес представляет динамика уровней специфических антител в течение заболевания и после выздоровления (рис. 2). Так, титры нейтрализующих антител SARS-CoV‑2 Spike IgG в исследовании ELISA были стабильными от 20 до 240 дней (хотя и неоднородными у разных пациентов) и колебались в диапазоне от 5 до 73 071 (медиана — 575). Период полувыведения (t1/2) составлял 140 дней. Кинетика SARS-CoV‑2 NCP IgG аналогична Spike IgG в течение 10 месяцев наблюдения (t1/2— 68 дней, разброс — от 50 до 160 дней) за выздоровевшими больными. В конечном итоге у 90 % пациентов присутствовали нейтрализующие антитела в титре более 20 через 6–9 месяцев после появления симптомов.

Титры Spike IgА и RBD IgА сохранялись на стабильном уровне на протяжении всего периода наблюдения t1/2— 210 дней, но у отдельных пациентов уровень специфических IgА-антител достоверно снижался через 90 дней.

Нельзя дать однозначный ответ в отношении серонегативных случаев COVID‑19. По-видимому, кроме протективного эффекта иммунитета слизистых, ответ напрямую связан с уровнем вирусной нагрузки SARS-CoV‑2. С одной стороны, высокие вирусные нагрузки связаны с более ранним ответом антител, в то время как у пациентов с низкой вирусной нагрузкой не может быть сероконверсии. С другой стороны, кинетика иммунного ответа может быть показателем скорости элиминации вируса у больного.

Идентификация специфичных В-клеток памяти к Spike, RBD и NCP с использованием флюоресцентно окрашенных зондов на IgD– и (или) CD27+ c последующей дифференцировкой по изотипам поверхностных IgM, IgG или IgA показала следующее. Количество специфических В-клеток увеличивалось в течение 120 дней после начала заболевания с последующим выходом на плато, в то время как Spike-специфические В-клетки памяти у людей, не заболевших COVID‑19, практически не встречались. RBD-специфические В-клетки появлялись на 16‑й день, и их количество увеличивалось в течение последующих 4–5 месяцев. Интересно, что только 10–30 % Spike-специфических В-клеток памяти было специфично для домена RBD через 6 месяцев после выздоровления больных.

NCP-специфичные В-клетки памяти также стабильно увеличивались в те же сроки и определялись спустя 5–6 месяцев после заболевания. Представленность изотипов иммуноглобулинов Spike-специфических В-клеток имела следующую динамику. В ранней фазе (20–60 дней) после заболевания IgM+ и IgG+ на В-клетках были представлены одинаково. В период после 60 дней до 240‑х суток преобладали IgG+ Spike-специфические В-клетки. Частота IgА+ Spike-специфических клеток составляла примерно 5 %, и они равномерно распределялись в течение всего периода наблюдения в 8 месяцев. Корреляция между сывороточным IgA и IgA слизистых оболочек не проводилась.

Сходная картина динамики наблюдалась и в случае IgG+, IgM+ и IgА+ к эпитопам RBD и NCP коронавируса. В то же время долгосрочное присутствие циркулирующих В-клеток памяти, направленных как против основных SARS-CoV‑2‑нейтрализующих таргетов (Spike и RBD), так и против не нейтрализующего таргета (NCP), свидетельствует о клеточной памяти, сохраняющейся после естественного воздействия вируса. Это может быть использовано для планирования ревакцинации. Тот факт, что почти все RBD- специфические IgG+-В-клетки памяти экспрессировали CD27, свидетельствует о долгосрочной иммунной памяти.

Анализ полученных данных говорит о том, что снижение нейтрализующих и других антител к SARS-CoV‑2 после клинического выздоровления вовсе мунитета. Просто с развитием и сохра- нением памяти В-клеток, способных активизироваться при встрече с новыми штаммами коронавируса, уровень антител в сыворотке снижается, в то время как IgА-ответ слизистых сохраняется на постоянном уровне в течении всего периода наблюдения.

Клеточный ответ

Процент больных с обнаруживаемыми циркулирующими CD8+-Т-клетками памяти через месяц после возникновения симптомов составил 70 %. К 6–9 месяцам клетки обнаруживались у 50 % выздоровевших пациентов. Фенотипические маркеры показали, что большинство SARS-CoV‑2‑специфичных CD8+-Т-клеток представлены терминально дифференцированными клетками памяти.

Циркулирующие SARS-CoV‑2‑специфичные CD4+-Т-клетки памяти через месяц после начала заболевания обнаруживались у 93 % пациентов. Через 6–9 месяцев уровень этих клеток был стабильным, а сами они выявлялись у более чем у 90 % пациентов, перенесших COVID‑19. Причем это касалось как Spike-специфичных, так и мембраноспецифичных CD4+-Т-клеток памяти.

Интересно, что при сравнении параметров иммунного ответа у больных с тяжелым и легким течением инфекции гуморальные показатели были более высокими у тяжелых больных, в то время как CD8+-Т-клетки были стабильными, а CD4+ — более низкими в тяжелых случаях заболевания. Объяснений этому феномену нет, важно, что слабый ответ Т-клеток наблюдается в острой фазе заболевания. Кроме того, важна и методология исследования клеточного им-мунитета.

Нарушения клеточного ответа проиллюстрированы дефицитом интерферонов I и II типов у пациентов с тяжелыми и среднетяжелыми формами COVID‑19 по сравнению с легкими и бессимптомными случаями заболевания. Это может быть связано с подавлением воспаления интерлейкином‑12 (IL‑12) и развитием вторичного дефекта клеточного иммунитета.

Иммунное взаимодействие

Большой интерес представляет изучение взаимодействия гуморального и клеточного ответа на SARS-Cov‑2. В исследованиях RBD-IgG, Spike IgА, RBD-В-клеток памяти, CD8+- и CD4+-Т-клеток в динамике у одних и тех же пациентов установлено, что у большинства из них (64 %) положительные показатели отмечались через 1–2 месяц после начала заболевания. Через 5–8 месяцев число реконвалесцентов, позитивных на пять тестов, снизилось до 43 %. В то же время как минимум три из пяти тестов были положительными спустя 6–9 месяцев. Важно отметить, что IgG на Spike дает на порядок больше положительных ответов, чем на RBD-антиген. Попытки связать гуморально- клеточные взаимодействия не привели к успеху из-за неоднородности участников исследования и методик оценки иммунного ответа.

Неопределенный результат

В метаанализе 22 исследований (4969 пациентов) установлены неблагоприятные признаки тяжелых форм болезни и летальных исходов, такие как лимфопения и нейтрофилез. Поскольку CD4+-Т-клетки необходимы для сбалансированного и эффективного иммунного ответа, неудивительно, что низкий уровень лимфоцитов может отражать гипервоспалительные процессы и способствовать более тяжелому течению заболевания и повышенной смертности.

Нейтрофилы как неотъемлемая часть врожденной защиты контролируют баланс микробиоты и элиминацию продуктов клеточной деструкции за счет производства активных форм кислорода и высвобождения нейтрофильных внеклеточных ловушек в венозном кровотоке. Лимфопения (менее 500 клеток в 1 мкл) указывает на повышение риска тяжелой формы заболевания и смертельных исходов при COVID‑19 в 3 раза. Стойкий нейтрофилез со сдвигом влево свидетельствует об истощении костномозгового резерва, а при сдвиге вправо отражает нарушения выхода клеток в ткани. Этот легко контролируемый анализом крови параметр указывает на более чем семикратное увеличение для пациента риска заболеть тяжело и погибнуть от COVID‑19.

что опаснее спид или коронавирус

Попытки выявить закономерности иммунного ответа на SARS-CoV‑2 оказались пока безуспешными.

Во-первых, можно сделать вывод, что переболевшие коронавирусной инфекцией сохраняют иммунную память в последующие 6–9 месяцев. Дальнейшие динамические исследования покажут, в какие сроки наступает снижение иммунного ответа, требующее профилактической вакцинации и (или) ревакцинации.

Во-вторых, и это очень интересно, каждый изученный компонент иммунного ответа и иммунной памяти демонстрирует различную кинетику. Это связано с индивидуальным ответом на инфекцию, наличием преморбида и частого превращения моноинфекции в смешанные инфекции SARS-CoV‑2 с активизировавшейся микробиотой больного.

В-третьих, неоднородность ответа может быть центральным признаком, характеризующим иммунную память к SARSCoV‑2. Биологические специфические IgG имеют 21 день периода полураспада, уровень антител с течением времени отражает продукцию короткоживущих, а потом и долгоживущих плазматических клеток. С точки зрения исчезновения возбудителя в течение нескольких дней после появления клиники, процесс наработки антител должен быть снижен к 6 месяцам, но, если SARS-CoV‑2 Spike и RBD IgG сохраняются дольше 8 месяцев, это означает, что вирус персистирует в организме хозяина или его микробиоте. Нельзя исключать и связь с пролонгированным иммунным ответом естественной реиммунизации циркулирующими эпидемическими альфа-коронавирусами, поддерживающими иммунный ответ.

В-четвертых, выявление и анализ SARSCoV‑2‑специфических В-клеток памяти потенциально могут применяться в качестве маркера гуморального ответа при вакцинации. Сейчас исследования поствакцинального иммунного ответа проводятся с использованием иммунофлуоресцентного анализа с оценкой IgM- и IgG-антител в качестве маркеров эффективности вакцины (рис. 3). Методы ИФА-диагностики, к сожалению, не стандартизованы едиными белками S, RBD, NCP, качество которых зависит от очистки антигена. Поскольку количество В-клеток памяти стабильно с течением времени, они могут представлять собой более надежный маркер продолжительности гуморальных иммунных реакций, чем иммуноглобулины сыворотки крови.

Таким образом, из результатов исследований иммунного ответа у больных COVID‑19 невозможно сделать какие-либо выводы о защитном иммунитете при новой коронавирусной инфекции. Ведь изучение антител и клеток памяти при этом заболевании пока еще не завершено. А значит, обсуждаемые механизмы защитного иммунитета против SARS-CoV‑2 у людей окончательно не определены.

Источник: Газета «Педиатрия сегодня» №6, 2021

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *