что она болеет сейчас

Заразившиеся коронавирусом москвичи рассказали о необычных симптомах COVID-19

По данным столичных властей, сегодня почти 90% заболевших коронавирусом в Москве заразились «индийским» штаммом «Дельта». Новая мутация из Индии обладает нетипичными симптомами, распространяется быстрее и действует агрессивнее, чем ее предшественник из Китая. Заразившиеся жители столицы рассказали Москве 24, как у них протекало заболевание.

что она болеет сейчас

Фото: портал мэра и правительства Москвы/Денис Гришкин

COVID-19 по кишечному типу

Жительница столицы Яна Артющева рассказала Москве 24, что в начале июня COVID-19 сначала заболела ее мама. У женщины оказалось повреждено одно легкое на 75%, второе – на 25–50%, ее положили во временный госпиталь имени Иноземцева. После того как состояние улучшилось, ее перевели на домашнее лечение и назначили применять кислородный концентратор – прибор, насыщающий кровь кислородом.

Сама Яна заболела уже на следующий день после появления первых симптомов у мамы. По ее мнению, новый штамм коронавируса очень заразный.

«Я с мамой контактировала в маске, не обнималась, не целовалась. И уже через 18 часов поняла, что заразилась. Симптомы стандартные, как при простуде: сильный насморк и кашель – один день сухой, а с утра сильный влажный, температура была в пределах 38,5. С таблетками она падала часа на четыре до 37,4», – пояснила Яна.

Кроме симптомов ОРВИ, у девушки была потеря аппетита. За 10 дней она похудела на четыре килограмма. «Я не толстая, и для меня потерять даже два килограмма – это целый процесс. Но сейчас аппетит стал возвращаться. 17 дней уже болею. Обоняние пропало примерно на четвертый день, сейчас потихоньку возвращается: у какой-то еды чувствую вкус и запах», – добавила Яна.

По словам жительницы столицы, у многих знакомых болезнь начиналась с кишечных расстройств. Ее мама рассказывала, что в госпитале многих рвало и болел живот.

«В аптеке провизор сказала моему супругу, что столько препаратов против диареи она никогда еще не продавала. Ее умозаключение было в том, что сейчас COVID-19 идет по кишечному типу. У наших друзей в Питере тоже все началось с туалета. Среди наших знакомых много людей заболели в это же время, что и мы с мамой, – в начале июня», – подчеркнула она.

Голикова назвала регионы, где выявили «британский» и «индийский» штаммы

Яна также добавила, что до сих пор страдает от кашля и насморка. Температуры, по ее словам, уже нет, но остались утомляемость, рассеянность и достаточно частая головная боль, которой раньше не было.

Елена Рыбакова из Зеленограда переболела COVID-19 еще в марте. Во время болезни у нее присутствовал сухой изматывающий кашель и хрипы в груди, но температуры не было. Через неделю у москвички обнаружили поражение легких на 35%. Вместе с тем у нее только сейчас проявились признаки постковидного синдрома.

«Как следствие – больной кишечник и через три месяца после болезни начали лезть волосы. После каждого мытья волос – просто до слез», – пояснила она.

Александр Осянин из Люберец заразился коронавирусом в мае этого года. Из симптомов была тошнота, его часто мутило и держалась повышенная температура.

На данный момент Александра уже выписали из больницы, но образовалась новая проблема: пульс в спокойном состоянии намного выше нормы.

«Лежа – 80–90 ударов в минуту, стоя – 100, при нагрузке – 120. Врачи сказали, что пройдет со временем, когда легкие придут в норму или спадет полностью интоксикация», – заключил собеседник Москвы 24.

Эволюция коронавируса

что она болеет сейчас

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

В конце декабря 2019 года появились сообщения о том, что в Китае люди болеют пневмонией неизвестного происхождения, а уже в марте 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила пандемию нового коронавируса. Типичные симптомы заболевания: температура, затрудненное дыхание, чихание, кашель, заложенность носа, а также боли в мышцах и груди, головная боль, слабость. Возможны тошнота, рвота и диарея.

По мере того как вирус распространялся по планете, он мутировал и изменял свои свойства. Новые штаммы обнаружили в Южно-Африканской Республике (ЮАР), Бразилии, Германии, Японии, США и Британии. Причем «британский» вариант, которому присвоили название «Альфа», до последнего времени считался одним из самых заразных на планете и вытеснял все остальные штаммы.

Однако в начале октября 2020 года в индийском городе Нагпур обнаружили новую мутацию. Штамму дали название «Дельта». Известно, что у заразившихся им наблюдаются необычные симптомы, не свойственные при других вариантах коронавируса. Во время болезни чаще проявляются проблемы со стороны желудочно-кишечного тракта. Это могут быть боли в животе, потеря аппетита, рвота и тошнота. Кроме того, у некоторых пациентов отмечают боль в суставах и даже потерю слуха.

По данным индийских врачей, по сравнению с началом пандемии у людей стали чаще встречаться диарея и микротромбозы нижних конечностей. Такой микротромбоз может привести в том числе к развитию гангрены и ампутации пальцев.

Во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) сообщили, что штамм из Индии уже распространился более чем в 50 странах мира, включая Великобританию, Италию, Нидерланды, Австрию, Норвегию, Мексику, Россию и другие государства.

Вместе с тем в Индии уже появился новый штамм – «Дельта плюс». Главной особенностью этой мутации специалисты считают чрезвычайно высокую заразность. В частности, предполагается, что для заражения достаточно пройти мимо инфицированного человека без маски.

Как защититься от новых штаммов?

что она болеет сейчас

Фото: Москва 24/Юлия Иванко

Многие эксперты уверены, что единственной защитой от любого штамма коронавируса на данный момент является вакцинация.

Директор НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи Александр Гинцбург заявил, что лабораторные исследования указывают на высокую эффективность вакцины против всех мутаций вируса, в том числе «индийской».

Глава Минздрава РФ Михаил Мурашко также отметил важность ревакцинации от коронавируса для тех, кто уже давно переболел или делал прививку более полугода назад.

В свою очередь, главный врач больницы в Коммунарке Денис Проценко пояснил, что заражение привитых граждан может происходить, но обычно заболевают те, кто успел привиться только первым компонентом. Он подчеркнул, что среди пациентов, которые находятся в реанимационном отделении больницы, нет ни одного вакцинированного.

Источник

Вирусолог описал симптомы при штамме коронавируса «Омикрон»

что она болеет сейчас

Симптомы штамма коронавируса «Омикрон» принципиально не отличаются от других вариаций вируса. Заболевание люди переносят так же, как и при стандартной коронавирусной инфекции. Об этом 8 декабря заявил руководитель Екатеринбургского научно-исследовательского института вирусных инфекций центра «Вектор» Александр Семенов.

что она болеет сейчас

«Принципиально «Омикрон» ничем не отличается, от него ни рога не вырастают, ни хвост. Люди болеют так же, как и стандартной коронавирусной инфекцией», — цитирует его «РИА Новости».

По словам эксперта, симптомами «Омикрона», как и любой респираторной инфекции, являются температура, кашель и головная боль.

Вирусолог добавил, что, согласно некоторым данным, люди переносят его легче, по крайней мере летальных случаев пока не отмечено, однако нужно смотреть как на поражение этим вариантом отреагируют пожилые.

Ранее в тот же день Семенов рассказал «Известиям», что штамм коронавируса «Омикрон» может в два-три раза быстрее вызывать пневмонию в сравнении с ранее известными вариантами SARS-CoV-2. По его словам, при инфицировании прежними вариантами коронавируса у человека от момента заболевания до пневмонии проходило до 10–11 дней, а сейчас этот период сократился до 3–5 дней.

За день до этого специалист по особо опасным инфекциям Владислав Жемчугов отметил, что «Омикрон» протекает легче «Дельты», потому что коронавирус эволюционирует. Эксперт подчеркнул, что вирусу невыгодно, чтобы все умирали, поскольку в мертвом теле он не выживет.

В РФ проходит масштабная кампания по вакцинации. Граждан прививают бесплатно. В стране зарегистрировано пять вакцин от коронавируса: «Спутник V», ставший первой в РФ и мире вакциной от COVID-19, а также «Спутник Лайт», «ЭпиВакКорона», «ЭпиВакКорона-Н» и «КовиВак».

Вся актуальная информация по ситуации с коронавирусом доступна на сайтах стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф, а также по хештегу #МыВместе. Телефон горячей линии по вопросам коронавируса: 8 (800) 2000-112.

Источник

Личный опыт: «Как мы болели ковидом всей нашей привитой семьёй»

Главный редактор «МОЁ!» Ирина Булгакова рассказывает, как болеют ковидом привитые

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

что она болеет сейчас

— Я думаю, всем понятно, что рано или поздно, но с ковидом столкнётся каждый. Безусловно, и в пору эпидемий чумы были те, кто не заразился. Однако, на пустом месте верить, что «чаша сия» обойдёт именно тебя, по меньшей мере странно. Именно поэтому мы всей семьёй строго соблюдали все меры предосторожности с самого начала пандемии — носили маски, блюли дистанцию, перестали пользоваться общественным транспортом. Родителей, которые живут вместе с нами, мы изолировали от общества, разрешив им выходить лишь в ближайший магазин шаговой доступности. Гостей категорически не принимали (даже родственников).

Как только появилась возможность сделать прививку от ковида, мы все вакцинировались. И в конце августа — ревакцинировались. И все эти меры работали в течение полутора лет пандемии, пока брешь в нашей антиковидной обороне не пробила дочь — студентка 17 лет, не привитая в силу возраста.

Напомню, в прошлом году, во-первых, дети болели очень редко и легко, а во-вторых, те же студенты до 6 февраля находились на дистанте. С февраля и до конца учебного года мы дочь возили на учёбу на машине. Муж утром — туда, я вечером — оттуда. Но в этом учебном году в Воронеже появились «выделенки»! Возить на машине дочку на занятия в центр города стало просто невозможно. Ну а что творится в городских маршрутках в плане антиковидных мер — знают все. Итог — 14 сентября дочка начала шмыгать носом, а 16-го вечером объявила, что не чувствует запаха невероятно вонючих травяных таблеток, которыми я её пичкаю в целях профилактики простуды.

В рамках «антиковидного протокола» я тут же объявила редакции, что ухожу на удалёнку. Муж тоже перешёл в режим дистанционной работы. Благо и у меня, и у него работодатели удалёнку поддерживают.

Утро пятницы 17 сентября началось с попыток вызвать врача к дочери из нашей родной 11-ой детской поликлиники. В регистратуру я дозвониться не смогла, но на одном из сестринских постов мне дали номер многоканального телефона специально для тех, кто подозревает у ребенка ковид. В общем, звонила я не долго, минут 40. Врач пришёл уже около 12 часов дня. Один. Я-то думала сейчас приедет бригада в космических одеждах брать мазок, ведь по телефону чётко сказала — нет обоняния, ковид. Но, нет.

На мой вопрос, а когда же будут брать мазок, мне ответили — в понедельник или вторник. Нет, возразила я доктору, мазок нужен сегодня. Тогда, говорит мне педиатр, езжайте сами в детскую поликлинику в кабинет неотложной помощи.

Поехали! Благо из всех симптомов у дочери была температура +37, насморк, отсутствие обоняния и вкусов.

В кабинете неотложной помощи сначала брать мазок у дочки отказались, с формулировкой «Мы уже всё». В итоге я позвонила на сестринский пост, там мне дали номер заведующей поликлиники, я позвонила заведующей, та позвонила в кабинет и распорядилась, чтобы мазок взяли. Нет, я не размахивала своим удостоверением «Пресса» и не говорила, где работаю. Заведующая потребовала от сотрудников кабинета неотложной помощи, чтобы они взяли мазки у всех детей, которые пришли «позже положенного».

Потом муж повёз дочку сдать кровь на антитела. Зачем? Мы решили, что анализ поможет быстрее выяснить, есть ковид или нет. На самом деле это были самые бесполезно потраченные деньги. Анализ сдавал и муж тоже, давно собирался проверить, что там с иммунитетом после вакцинации. Итог — у дочери никаких антител вообще не обнаружилось, у мужа — показатель антител IgG (говорящих о наличии иммунитета) был 302 при референсном значении 10.

Никакого лечения приехавшая на дом доктор не назначила. Но как только у дочери пропало обоняние, мы занялись самолечением — витамины в лечебных дозах, противовирусное средство с доказанной эффективностью, спрей с интерфероном в нос. Плюс к тому мы её изолировали в комнате вместе с аппаратом для дезинфекции воздуха, который я купила ещё прошлой осенью, и по дому она передвигалась только до туалета и обратно исключительно в маске. Сатурация у неё постоянно была в норме (медицинский пульсоксиметр я тоже купила год назад).

В субботу после обеда на телефон упала СМС — «Ковид обнаружен». А когда к вечеру градусник показал у младшего сына 3 лет температуру +37,3, стало страшновато. Ему я тоже брызгала в нос спрей с интерфероном, как только заболела дочка.

В понедельник 20 сентября утром мы поехали в кабинет неотложной помощи сдавать мазок с сыном. Узнав, что раньше мы тут были с его старшей сестрой, врачи даже не сопротивлялись. А в обед дочка сказала, что ей стало трудно дышать, появилось ощущение, будто на грудь что-то давит. Мы поехали делать КТ легких, результат обещали к семи вечера. Около пяти часов к нам нагрянул участковый педиатр, чтобы послушать дочку и вручить ей пачку противовирусного средства с недоказанной эффективностью. Доктор заверил нас, что легкие чистые, пневмонии нет, но отметил, что услышать можно только бактериальное воспаление, а то самое «матовое стекло» в принципе не слышно, и посоветовал — если КТ покажет поражение от 20 %, ехать в больницу.

Вечером мы получили результаты КТ — «двусторонняя вирусная пневмония, с поражением лёгких 25%».

Дозвониться до скорой по телефону 103 я не смогла, позвонила на 112, там меня соединили с подстанцией. На вопрос, что делать, ответили — везите в областную детскую, «только там мест нет, но если всё плохо, то примут». Два часа мы ждали очереди, чтобы попасть в приёмный бокс. Но затем довольно быстро дочку оформили на госпитализацию, и уже ночью ей сделали первый укол.

На следующий день к обеду мы получили результат теста сына — «ковид обнаружен». Снова приехал педиатр, привез ещё одну упаковку того же противовирусного, мы поговорили о том, что КТ маленьким детям делают только под наркозом в условиях стационара. На вопрос, чем лечить ребёнка, получила ответ: пусть пьёт ромашку и вот эти противовирусные.

Стало ещё страшнее. Тем временем температура +37,3 появилась у меня, а свекровь начала кашлять. Мы с ней отправились в свою 4-ую поликлинику к врачу. Терапевт направил нас на тесты, которые в итоге подтвердили, что и у нас ковид. Ещё через день положительный тест появился у свёкра, у которого из симптомов было только першение в горле. Мужу тест делать отказались, мол, у него вообще никаких симптомов. Оформлять ему больничный «по контакту» в поликлинике № 4 отказались, заявив «не положено». Я пыталась уточнить информацию по горячим линиям Роспотребнадзора, облздрава — не дозвонилась нигде, зато вдоволь наслушалась в режиме ожидания «донт ворри, би хеппи», которую, как издёвку, департамент здравоохранения поставил на своей линии.

Между тем, ни мне, ни родителям никакого лечения назначено не было. Когда мне позвонила медсестра, чтобы сообщить, что тесты наши положительные, я спросила, а чем лечиться? В ответ услышала — витамин С, Д3, противовирусные, парацетамол, но бесплатных лекарств нет и не будет, ничего вам не выдадим.

Безусловно, мы не ждали назначений терапевта, и при появлении первых же симптомов начали всей семьей принимать противовирусное средство с доказанной эффективностью. Я и свекровь пропили антибиотики, так как у нас был кашель, муколитики и витамины в лечебных дозах.

Тем временем у меня поднялась температура до +38, пропало обоняние и вкусы. Температуру не сбивала, она продержалась два дня. Остальные привитые члены семьи чувствовали себя почти нормально. На шестой день от начала заболевания мы всей семьёй отправились на КТ. В итоге у меня и родителей КТ чистое, у мужа, у которого вообще не было никаких симптомов — поражение лёгких 5 %. Он сходил на консультацию к пульмонологу, который направил его на биохимию крови, чтобы посмотреть показатели ферритина и c-реактивного белка, которые говорят о тяжести течения ковида. Анализы показали, что мужу нужно срочно пропить антикоагулянты, а ещё — если бы не прививка, то, скорее всего, он бы болел ковидом крайне тяжело.

Итак, две недели спустя я уже на работе, дети выздоровели, все мы бодры, веселы и готовимся привиться от гриппа через 30 дней. Какие выводы?

1. Как только появятся прививки от ковида для детей, я поведу своих на вакцинацию. Да, мы привитые заразились, но в итоге отделались легким испугом. Именно в этом и состоит смысл прививки.

2. Надеяться на врачей в поликлинике не стоит. Они, мягко говоря, сильно уставшие, выгоревшие. Хочешь не хочешь, но нужно самим знать, как и чем лечиться, причём начинать с первого дня, как только появились симптомы ОРВИ, контролировать сатурацию.

3. Бесплатные лекарства? Я, как амбулаторный пациент, их не видела. Моя свекровь тоже. Свёкру, который делал тест последним, спустя дней пять привезли две упаковки противовирусного и блистер парацетамола. А эти пять дней лечиться не надо было? Отмечу, что во всех поликлиниках по-разному, кому-то и дорогущие антикоагулянты выдают.

4. На 6-7 день болезни надо делать КТ, это мне советовали все знакомые врачи из «красных зон». Требуйте с терапевта направление (моя знакомая рассказала, что в той же 4-ой поликлинике терапевт ей просто предложила, мол, вы имеете право на КТ на 5-6 день болезни, хотите?)

5. Врачам и медсестрам ОДКБ № 2 огромное спасибо — лечение начинают сразу, к детям относятся прекрасно. Дочку выписали спустя 11 дней, осталось 4% поражения.

6. Нельзя терять время! Сейчас болезнь развивается очень быстро, у вас может не быть симптомов при серьёзном поражении легких. Ужасно, но даже если есть симптомы, врач может их игнорировать. С дочкой в боксе лежала девочка 12 лет, которую участковый педиатр 10 дней (!) лечила парацетамолом при температуре +39, пока на скорой задыхающегося ребёнка не привезли в больницу. КТ показало почти 40% поражения лёгких, ребёнок неделю лежал на кислороде.

7. Жаловаться на плохо оказанную медпомощь лучше через сервис обращений на сайте облздрава https://zdrav36.ru/obshchestvennaya-priemnaya/poryadok-i-vremya-lichnogo-priyoma-rukovoditelem-dzvo. Вот только ответ придет через пару недель, поэтому такая жалоба скорее послужит лишь моральному удовлетворению, но сиюминутно проблему не решит. Я написала жалобу в Минздрав по поводу отказа выдать больничный по контакту, жду ответа. Мы тем временем все уже получили отрицательные тесты и вышли в народ.

Зачем я всё это написала? В первые дни, когда ковидные тесты посыпались нам на голову, меня периодически накрывала паника. Что делать? Куда звонить? Как лечить? Возможно, мой опыт кому-то чем-то поможет. Поэтому и делюсь.

Источник

«Заболела вся семья, кроме меня»: вирусолог рассказал, кого щадит коронавирус

Закономерности в этом вопросе пока не выявили

Ситуации, когда коронавирус укладывает целые семьи, случаются сплошь и рядом, однако почти всегда в семье находится кто-то, кто отделывается «легким испугом». Казалось бы – люди живут вместе, едят из одной посуды, дышат одним воздухом, но один член семьи заболевает, а другой – нет. До сих пор ученые не могут объяснить такую избирательность SARS-CoV-2, обсуждаются лишь версии. Одна из них заключается в том, что нечувствительными к «короне» людей делают определенные мутации в генах.

что она болеет сейчас

Из описанных пациентами историй следует, что никто из них внутри квартиры не соблюдал мер социальной дистанции, не изолировался дома, даже не носил масок – но каким-то образом вирус берег их. Кого-то он щадит до сих пор, кого-то прихватывает, когда какие-то, неизвестные ученым условия складываются в его пользу.

О том, почему кому-то везет и можно ли установить таких людей по каким-то анализам, «МК» поговорил с известным иммунологом, директором контрактно-исследовательской компании Николаем Крючковым.

— А есть ли более сложные версии?

— Конечно. Для заражения очень важна вирусная нагрузка: как часто вы общаетесь с заболевшим, сколько вируса он выделяет, работает ли в доме кондиционер или открыты окна. Чем меньше вируса в вашем поле общения, тем меньше шансы заразиться. Очень важно, насколько сильна у человека система врожденного иммунитета, который представляет собой первую линию обороны. Это в том числе интерфероновая система – так называемые натуральные клетки-киллеры, которые не заточены на распознавание конкретного возбудителя, а защищают организм от всех нежелательных агентов. Эта система включает аналоги антител, направленные на определенные типы антигенов. И у кого-то эта линия защиты сильнее, а у кого-то слабее.

— В мире пытаются изучать роль генетических особенностей человека, которые могли бы защитить от коронавируса. есть ли какие-то прорывы в этой области?

— Да, работы были. И некоторые генетические особенности, которые в теории могут давать защиту, можно предположить. Но я бы сильно не рассчитывал на то, что обладатели какого-то конкретного набора генов защищены от заражения коронавирусом. Пока мы не можем вычленить явных признаков, которые дают выраженную защиту. По другим вирусам некоторые генетические факторы установлены. Например, есть определенная, очень редкая мутация, которая делает человека неуязвимым перед ВИЧ. Или, например, в Африке распространена серповидно-клеточная анемия. При одной из форм эритроциты крови становятся дефектными – и малярия в них жить не может. То есть, больные этой формой, которая в Африке имеет широкое распространение, устойчивы к малярии

Но в плане коронавируса поиски пока лишь продолжаются. Да, выявлен ряд генетических особенностей, которые приводят к большей и правильной активизации врожденного иммунитета, что теоретически может повышать защиту против коронавируса. Но это тоже не гарантия, а просто снижение индивидуальных рисков. В этой области пока понимания нет и боюсь, скоро не появится.

Между тем, в сентябре в журнале Science коллектив ученых опубликовал научную работу о том, что мутация гена OAS1 позволяет иммунной системе избегать заражения. Ее обладатели практически невосприимчивы к коронавирусу, а если и заболевают им, переносят инфекцию легко.

Источник

Пациентка со 100% поражения легких описала коронавирус: «Накормите или убейте!»

Как врачи спасают больных ковидом в тяжелейшем состоянии

Они пережили такое, чего не пожелаешь никому, потому что заглянули в небытие, но смогли выкарабкаться. Больные с поражением легких более 90% без подачи кислорода и других реанимационных мероприятий не выживают. Но даже когда задействован тяжелый медицинский арсенал, спасти удается лишь треть пациентов. Поэтому каждый случай выживания уникален. Юлия Свинцова из Казахстана и Ирина Беляева из Твери все ужасы коронавируса испытали на себе.

что она болеет сейчас

Фото: Наталия Губернаторова

Ирина Беляева из Твери перенесла 90-процентное поражение легких. Она заразилась от брата. Он парикмахер и, скорей всего, подхватил инфекцию на работе. Очень быстро заболела вся семья Ирины: муж, сын и мама.

— Началось с того, что у меня поднялась температура. Не сильно, 37,5 – 38. Мы не думали, что это коронавирус, но на всякий случай я позвонила знакомым врачам. Посоветовали через 5 суток сделать КТ.

С каждым днем нарастала слабость, трудно было даже дойти до кухни, но при этом ничего не болело.

Компьютерная томография показала, что у них с мужем 20 процентов поражения легких. Вроде бы легкое течение коронавирусной инфекции, но Ирина в группе риска из-за хронических заболеваний, поэтому ее госпитализировали.

Живая, энергичная по натуре, она веселила все отделение. Рассказывала анекдоты, случаи из журналистской практики, помогала соседке по палате, которая тогда казалась ей тяжелой. Ирина еще не знала, сколько кругов ада в запасе у ковида.

Прошла неделя с начала болезни. Несмотря на лечение по протоколу, улучшения не наступало. Силы таяли. Пятьдесят метров до туалета стали непреодолимой дистанцией. Наступил день, когда Ирина не смогла подняться с постели. В стационаре, где она лежала, не было ни томографа, ни реанимации.

— Повезли на КТ в другую больницу в противоположный конец города. Результат исследования мне не сообщили. Когда вернулись, у моей постели собрался целый консилиум. Врачи приняли решение вызвать реанимационную бригаду. На «скорой» с мигалками меня помчали в областную клиническую больницу. Врач спрашивает: «Дышишь?» А я уже не понимаю, где пол, а где потолок.

Поражение легких достигло 90 процентов. Ее положили на каталку и повезли в реанимацию. Теперь Ирине надо было дышать с помощью аппарата СИПАП, который обеспечивает неинвазивную вспомогательную вентиляцию легких (НИВЛ) у пациентов с тяжелой степенью дыхательной недостаточности.

что она болеет сейчас

Ирина Беляева. Из личного архива.

— Главный врач сказал: «Этот аппарат спасает жизни, надо его надеть!» Когда воздух пошел, там напор такой, будто сразу 20 фенов включили. И так дышишь в круглосуточном режиме, все 24 часа, – рассказывает Ирина. – У людей постарше от этого кислородного потока что-то происходит с мозгами. Срывают аппарат, кричат: «Я в этой маске лежать не буду!»

У анестезиологов разговор короткий: «Не хотите, поедем сейчас на интубацию!» Оказалось, что очень много больных не готовы терпеть маску. Они ухудшались прямо на глазах. Из нашей палаты на моих глазах скончались семь человек.

Если снимаешь аппарат, раздается громкий сигнал. Врач слышит, что больной сорвал НИВЛ, и бежит к нему. Но ночами, когда медицинского персонала мало и дежурная смена работает на разрыв, не в силах уследить за всеми, то один, то другой пациент снимают надоевшую маску. С Ириной в палате лежала женщина, которая десять дней общалась в бреду со всей своей деревней, без аппарата, естественно, а на одиннадцатый день умерла.

— В реанимации свет горит круглосуточно. Люди кричат, бредят. Таких звуков нет больше нигде. У каждого аппарата свое звучание: мелодия, звоночки, слова, – Ирина провела между жизнью и смертью 14 суток, с сатурацией 72 процента. Это дыхательная недостаточность 3-й степени. Дальше только гипоксическая кома, которая может развиться стремительно.

Не раз Ирину вытягивали с того света, когда резко падал пульс и останавливалось сердце. Она пережила цитокиновый шторм и терапию сильнейшими препаратами – всё, кроме ИВЛ…

За это время она так привыкла дышать через аппарат, что категорически отказывалась его снимать, когда ее переводили в отделение. Боялась, что задохнется.

Уже после выписки, когда силы стали возвращаться и угроза жизни отступила, Ирина стала участником большого сообщества в одной из соцсетей, где познакомилась с товарищами по несчастью, переболевшими ковидом разной степени тяжести. Хватило сил на поддержку тех, кто отчаивался и не знал, что делать.

— Одну девочку из Днепра, лежащую в реанимации, спасала по телефону. Она написала на форуме: «Умираю, останавливается сердце, я в реанимации, мне 33 года». Рассказала ей, по какому протоколу меня лечили. Общаемся до сих пор.

Прошло уже больше года после болезни. Сегодня практически все страшные симптомы уже в прошлом, но перенесенный ковид полностью не отпускает, периодически напоминая о себе.

Но она не из тех, кто сдается. Просто нужно жить дальше и крепче держаться за самые надежные якоря — работу, любовь близких и друзей. Все это помогло ей выжить.

У Юлии Свинцовой из Казахстана диагностировали 100% поражение легких. Она заболела ковидом ровно год назад. На фоне невысокой температуры 37,2-37,5 беспокоило ощущение полного упадка сил. Потом температура поднялась до 38 градусов и уже не сбивалась никакими лекарствами.

что она болеет сейчас

Юлия Свинцова до болезни.

Потом заболевает сын, инвалид второй группы. Но у него тоже отрицательный тест, и мы думаем, что у нас ОРЗ. Тем более что обоняние я не теряла.

В реанимации ее подключили к аппарату высокопоточной оксигенации. Жизнь молодой женщины висела на прозрачном волоске. Трое суток Юля была словно в мороке, путая беспамятство с явью. В ее памяти всплывает одна картинка: как ни откроет глаза, у ее кровати день и ночь дежурят две санитарки. Поправляли простыни, чтобы не было пролежней, заставляли пить воду: «Юля, пей! Так надо!»

Ее брат звонил в больницу несколько раз в день, ему прямо говорили, что все, надо готовиться к худшему, никаких гарантий нет.

О том, что она перенесла стопроцентное поражение легких, Юлия узнала только из выписного эпикриза. Тогда ей сделалось по-настоящему страшно.

что она болеет сейчас

Юлия Свинцова во время болезни.

Брат должен был встретить ее после выписки. Он заблудился в лабиринте больничных корпусов, а она сидела на скамейке и задыхалась. Ноги не шли, сердце скакало.

— 16 декабря я выписалась из больницы, а 5 февраля уже вышла на работу. Знаете, кем я работаю? Дворником. А зима была снежная. Брат и сын помогали. Одна я бы не справилась. Через два месяца у меня начали выпадать волосы. Брат постриг меня наголо, и волосы стали отрастать.

Но ее организм еще не восстановился. Молодая, крепкая женщина, которая не жаловалась на здоровье, вынуждена ходить по врачам.

— Я понимаю, что лежать нельзя. Заставляю себя делать гимнастику, двигаться. Но прошел год, а я все еще не чувствую себя прежней. Суставы крутит, немеют руки, появились панические атаки, подводит память, упало зрение, рассеивается внимание, появилась метеозависимость. Остался дикий страх повторно заболеть ковидом. Если чувствую какое-то недомогание, готова МЧС вызвать!

Комментарии экспертов

Александр Старцев, главный врач ГБУЗ Тверской области «Областной клинический лечебно-реабилитационный центр».

Если он этот период преодолеет, начнется обратное развитие, и он сможет поправиться. На самом деле, таких пациентов, которые перенесли стопроцентное поражение легких, очень мало, и они, даже если потом все складывается благополучно, нуждаются в длительной медицинской реабилитации.

— Как быстро может наступить такая угрожающая картина? Вот у человека не очень высокая температура, ничего не болит, беспокоит только слабость, и вдруг тотальное поражение легких…

что она болеет сейчас

Александр Старцев. Автор фото: Татьяна Макеева.

— Когда врачам приходится подключать «тяжелую артиллерию», типа ИВЛ и ЭКМО?

— К ИВЛ прибегают, когда легкие у пациента поражены практически на 100 процентов, и дышать там нечем. Это выраженная дыхательная недостаточность, сатурация не повышается до нормальных показателей на фоне других методов: при применении аппарата Боброва, а затем высокопоточной подачи кислорода.

— Каковы шансы выжить у таких тяжелых пациентов?

— Не очень большие. Когда пациент получает лечение, процесс останавливается. Но бывают больные, которые до последнего находились дома и поступили с поражением 100 процентов. В таких ситуациях прогноз просто катастрофический, потому что времени, чтобы действие препаратов развернулось, просто нет.

— Можно ли восстановиться полностью после выхода из стационара?

— Это очень индивидуально. Кто-то восстановится полностью, а кто-то не вернется в исходное состояние, особенно если в анамнезе букет хронических заболеваний. Как правило, останется одышка при физических нагрузках, слабость. Возможно, хронические заболевания, которые были до ковида, начнут прогрессировать.

Я знаю примеры, когда люди, перенесшие стопроцентное поражение легких, возвращались к работе, но это не массовое явление, а единичные случаи.

Элина Аранович, терапевт, кардиолог, онколог.

— В случае с ковидом выписка из стационара не означает полного выздоровления. На что жалуются пациенты?

— Да, многие пациенты выписываются из стационара на кислороде, и порой достаточно нелегко отучить их от постоянного применения кислорода. Зачастую формируется даже психологическая зависимость, особенно у тех, кто ранее прошел через реанимационное отделение.

— Как скоро после выписки из стационара люди задумываются о реабилитации?

— В первые волны пандемии пациенты обращались спустя 1-2 недели после выписки, когда понимали, что сами не справляются. Как правило, сейчас обращаются родственники больных, которые ещё в процессе лечения в ковидном стационаре. И это идеальный вариант, потому что порой несколько дней пребывания дома могут оказаться фатальными.

— Прогноз очень непростая вещь в случае с последствиями коронавируса. Все очень индивидуально и зависит, как от особенностей течения болезни, так и от фонового состояния организма пациента. Также очень большую роль играет нормализация психологического состояния, настроя, так как активное участие пациента в собственной реабилитации бесценно!

— Есть ли люди с онкологическими заболеваниями, которые перенесли ковид в тяжелой форме, были реанимационными больными, но справились?

— Да, конечно, причем это совершенно не зависит от стадии болезни, вида опухоли и химиотерапии. Онкологическому пациенту желательно продолжать оставаться на связи со своим лечащим врачом-онкологом. Абсолютно, казалось бы, безнадёжные пациенты выкарабкиваются вопреки самым неутешительным прогнозам.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *